lebowski

Гиблое место

#Tröskeln Västra

Маяк построен в середине 80-х годов. Разрушен в 2000 г. Первоначально представлял из себя стальную башню высотой 20 м (66 футов) с вертолётной площадкой наверху, однотипен маякам Армбоган и Соловьёва. Маяк был основательно повреждён столкновением с судном в 2000 году. Снесён и заменён светящимся буем. Расположен примерно в 6.5 км (4 мили) на северо-запад от маяка Армбоган. Доступен только на катере. Адмиралтейский номер C6459.5, NGA 9972.4

 

Второй помощник из нового экипажа мне сразу как-то не приглянулся. Было в нём что-то отрешённое и потустороннее что ли. Однако, анализировать свои впечатления времени в тот момент у меня абсолютно не было. Я принимал свой первый в жизни пароход в должности капитана. На борту сухогруза «NORDÖN» я находился только сутки и совершил коротенький переход от финской Котки до Таллина. В Таллине уже ждал остаток груза на Исландию, смена флага, названия – на «NEVA TRADER» и новый экипаж, каждого из членов которого я увидел впервые.43.64 КБ Прежний шведско-польский экипаж уезжал в тот же день. Выход в море был назначен на завтра. Новых забот и переживаний навалилось столько, что в течение первой недели глубокой ночью, перед тем, как забыться коротким сном, у меня успевала мелькнуть только одна внеслужебная мысль: «Мама, зачем я вообще на свет родился»?

Каким-то удивительным образом всё постепенно рассосалось и пришло в более или менее нормальное состояние. Мы отвезли груз сборно-щитовых домиков в Рейкявик, вернулись в балласте на Балтику и погрузили свинцовый концентрат в шведском порту Лулео. За это время моряки на борту уже начали становиться экипажем. Выражаясь военным языком, произошло первичное слаживание подразделения. Только вот в отношении второго помощника меня как-то всё время не покидало тревожное чувство. И, хотя по выполнению обязанностей особых претензий к нему не было, некоторые его странные поступки это чувство подпитывали.

Во-первых, он заявил, что помимо штурмана дальнего плавания является ещё и бакалавром нетрадиционной медицины. Я хоть и ответил ему, что мол и очень хорошо, судовая аптека и госпиталь теперь в надёжных руках, но внутренне поёжился.

Во-вторых, согласно рассказанной им истории своей жизни, он не так давно поменял свою красивую русскую фамилию, доставшуюся ему от деда, легендарного полярного лётчика и Героя Советского Союза №7, на трудновыговариваемую немецкую – девичью фамилию своей матери. Ну ладно, время было ещё мутное – предпоследний год прошлого века, многие тогда разной дурью маялись, но опять-таки... впрочем, ладно, его частное дело.

Ну, и наконец, он как-то подтвердил свои сомнительные бакалаврские знания тем, что по просьбе старпома дать ему какого-нибудь крема для потрескавшихся и шелушащихся рук, выдал ему гидрокортизоновую мазь.

Но всё это присказка. А сказ идёт о том самом невезучем месте, возле которого в финскую войну погибла подводная лодка С-2, а также и поныне ржавеют на дне морском обломки маяка Tröskeln Västra. Не везло этому маяку, как впрочем и его брату-близнецу по другую сторону фарватера Tröskeln Östra с самого рождения. В 1986-м году восточного братца почти полностью разрушил египетский пароход «IBN SINA», а западному досталось от финна «SVANÖ», снёсшего ему вертолётную площадку. После ремонта братьям несколько лет удавалось уварачиваться от судов, шмыгавших мимо них туда-сюда, но в 1990-м опять-таки финское судно «FINN BOARD» серьёзно повредил одного из них, а другому так же больно досталось от голландца «SKAGENBANK». Наконец, за два месяца до описываемых событий немецкий контейнеровоз под флагом Антигуа по имени «AROS NEWS» окончательно добил и разрушил маяк Tröskeln Västra. Его чуть торчащий над поверхностью воды обломок был ограждён буями и ждал свою очередную жертву.

Мы приближались к проливу Сёдра-Кваркен после обеда. В полдень я сдал вахту второму помощнику. Убедившись, что он понял задачу и предстоящий маршрут, я спустился вниз пообедать, после чего, по строгому и неумолимому судовому расписанию мне предстоял адмиральский час – самое замечательное изобретение моряков со времён папирусных парусников. Я прилёг в своей каюте и уже почти заснул.

И тут со мной второй и пока что в последний раз в жизни случилось то, что я с полным основанием считаю чудом. Я услышал ГЛАС СВЫШЕ. Глас пришёл в виде карканья вороны, после чего я явственно услышал: «Это была навигационная ворона».

Отрывать голову от подушки ужасно не хотелось. «Что за чушь, какая ворона» – подумал я, но все же через силу встал, оделся и поднялся на мостик.

Сцену, которая мне представилась на мостике, я помню до сих пор в деталях и подробностях. Второй помощник, уткнувшийся в кипу извещений мореплавателям слева от штурманского стола. Судовой прибор GPS над прокладочным столом, показывающий отклонение от курса 0.8 мили вправо. И прямо по курсу, в дистанции не больше мили бурун над обломком того самого злополучного маяка. Чёрно-жёлтый буй, ограждающий эту опасность ещё ближе и чуть слева от курса.

Я молча бросился к авторулевому. Проходя в двух кабельтовых от обломка маяка, мне явственно представилась картина того, что могло бы произойти, не каркни мне вовремя ворона. Скрежет металла обшивки, раздираемо обломками на скорости 12 узлов, вода, хлынувшая в трюма и быстрый уход под ледяную мартовскую воду тяжело гружёного судна.

Второй помощник был снят с вахты навсегда. При прохождении Копенгагена он убыл с борта, а на замену ему приехал другой, нормальный парень.

Но история этим не кончается. Зловещее место всё-таки получило свою жертву меньше чем через два года. Причём при совершенно похожих обстоятельствах. 12 декабря 2000 года второй помощник немецкого контейнеровоза «JANRA» при следовании тем же курсом каким-то образом зазевался и распорол правый борт своего судна, после чего пароход перевернулся и затонул. К счастью, весь экипаж тогда успел спастись.

Ну, и в заключении, кусочек информаци и о том, что отсутствие белых пятен на самых оживлённых морских путях является некоторым преувеличением:
 

НАВАРЕА район 1

42. Финляндия. Аландское море. Глубоководный фарватер (18 м). Маяк Трёскельн Вястра. Положение нанесено неправильно на некоторых картах в системе WGS84 и в некоторых лоциях.

Предупреждение.

Координаты: 59°39,58’ С 19°51,72’ В

Содержание: Положение разрушенного маяка Трёскельн Вястра воспроизведено неправильно на картах системы WGS84 некоторых гидрографических служб и в некоторых международных лоциях, так как его координаты в финской системе координат KKJ не были переведены в систему WGS84. В вышеуказанном районе не была сделана коррекция в -0,20’ по долготе. Таким образом, правильные координаты Трёскельн Вястра приблизительно 59°39,6’ С 19°51,5’ В на картах системы WGS84.

Предупреждение: Мореплаватели должны проходить разрушенный маяк Трёскельн Вястра на достаточном удалении, особенно с его западной стороны.

Карты 903, 904, 944

(Финская Морская Администрация, Хельсинки, 2001 год)



 


Пусть для Вас ГЛАС СВЫШЕ не ограничивается цифрой 2. Семь футов под килем!
Спасибо. Правда, меня уже к берегу прибило... может, и надолго.
ага, хорошие места, интересные.
кэп, вас, по-моему, все больше и больше тянет в море :) свисните как соберетесь, поддержу компанию в свободное от ходок время
Да, тянуть-то тянет... ну, в общем, никогда не говори никогда.
Обалдеть...Под впечатлением.
«Это была навигационная ворона»

А расскажите пожалуйста, какие подтексты, смыслы и ассоциации извлекаются из фразы "навигационная ворона" что получившаяся мысль заставила вставать и спешить на мостик?

Без специфики улавливается только очевидное "проворонить навигацию".
Никакого подтекста я не уловил, поразила как раз бессвязность этой фразы. Но навигация есть навигация, она и насторожила.