lebowski

Грузинское

Случилось это в июле девяносто четвёртого. Я тогда работал старпомом на MV Pernille. Капитаном у нас был маленький тихий швед. Хорошо с ним работалось, спокойно. И вот где-то на Кипре получаем мы рейсовое задание: груз металлолома из Поти на Испанию. Времена были смутные, менее года назад окончилась грузино-абхазская война, поэтому порт погрузки нас совсем не обрадовал. И уже на подходе мы начали связываться со встречными судами для выяснения обстановки в порту и местных обычаев. Их рассказы озадачили ещё больше. Один пароход даже сообщил, что они грузились только днём, а по ночам отходили от причала и становились на якорь во избежание неприятностей. Наш латышско-русско-польский экипаж, прошедший у себя на родине перетрубации смены общественно-экономических формаций, относился к предстоящему заходу хоть и настороженно, но с изрядной долей пофигизма. А вот капитан встревожился не на шутку и дал мне полный карт-бланш на любые действия, чтобы только уйти из этого места подобру-поздорову и как можно быстрее. Тем более, что, как выяснилось немедленно по приходу, сам он был отрезан от общения с местными властями по причине почти полного незнания теми английского.

Ну и начались наши грузинские приключения. Первым делом я заручился поддержкой местных пограничников. Пограничники тогда ещё там оставались наши, с советских времён. Мы презентовали им целую пачку порножурналов. Этого добра на пароходе было завались после недавнего шведского экипажа. За это мы условились дежурить на оговоренном канале УКВ, чтобы в случае чего послать условленный сигнал. Погранцы нас обещали выручить.

Затем на судне разместился "штаб" из местных представителей грузоотправителя. Мы им выделили две каюты для работы. В каютах тут же началось практически непрерывное застолье с выпивкой. Периодически из этого застолья выскакивали один-другой представитель для "решения проблем" с портом, с вагонами, с тепловозом, с краном, с грузом и со всевозможными властями. Проблемы решались порой тут же на борту или возле борта, естественно, на грузинском языке. Мне порой было интересно, о чём идёт речь, не собираются ли устроить судну какие-нибудь каверзы. Этот вопрос тоже удалось решить с помощью одного местного беспризорника. Он был настоящим беспризорным пацаном лет 10, без родителей, жил в порту и где попало. Мы его кормили в нашей столовой экипажа. Я ему и дал задание: прислушиваться к разговорам дяденек, а после переводить мне их содержание. Он честно отработал должность разведчика-переводчика в течение всей стоянки.

На второй день на борт приехал большой босс - "Тенгизик из Тбилиси". Груз был его собственностью. После совещания со своим штабом, он пригласил меня в местный ресторанчик выпить-закусить-обсудить. Смысл его речи был таков. "Понимаешь, ты свой, а капитан - он ничего не понимает. А у нас тут душат бизнес. Тому - дай, этому - дай, а где взять? Никакой жизни. Если я заплачу порту и таможне все пошлины-шмошлины, сборы-хреноборы, то я голый останусь. Нам надо сделать два комплекта грузовых документов. В настоящем будет 6 тыс. тонн, а для порта напишем, например 3 тысячи. Я со всеми договорюсь. А ты же старпом, ты считаешь груз, вот и посчитай как надо для порта. Да не бойся ты, никто в грузовых бумагах здесь ничего не понимает. В твоих расчётах никто не разберётся. А драфт-сюрвейера я своего пришлю, он тоже для меня будет считать. Ты с ним договоришься. Так что уговори капитана, пусть подпишет как нам надо".

Капитан после моего пересказа сути предложения ещё больше впал в тоску и меланхолию. Но подтвердил, что если этот Тенгизик обеспечит нашу безопасность, то он готов подписать что угодно, лишь бы уйти отсюда и забыть Поти как страшный сон.

И вот идут наши грузовые операции. Под видом металлолома грузили новенькие поковки с Руставского металлургического комбината, а также разрезанные башни танков из армейских складов и отдельно - танковые гусеницы в рулонах. Периодически груз прекращали подавать. Тогда один штабной решала нёсся добывать вагоны, другой - тепловоз, третий - солярку для тепловоза, четвёртый - машиниста. Спустя несколько часов погрузка возобновлялась. Внезапно среди ночи ломался кран. Немедленно в город отправлялся гонец за электриком, который его ремонтировал, получал тут же наличные за работу и процесс продолжался. Но тут же на борт являлась группа каких-то вооружённых полувоенных и заявляла: "Последние пять вагонов были контрабандой - немедленно выгрузить!" Тут же возникала согласительная комиссия, которая шумела, шепталась, шуршала купюрами и закрывала проблему. Мой переводчик радостно докладывал: "Договорились".

Но и мне самому тоже приходилось отчаянно выкручиваться. Каждые два-три часа из порта следовал запрос "Сколько погрузили?" и мне надо было глубокомысленно снимать осадки, что-то считать и выдавать реально-гипотетическую цифру, чтобы под конец погрузки выйти на два искомых результата. Тенгизик действительно прислал драфт-сюрвейера. Это был старый русский капитан порта, которого, само собой, с объявлением независимости уволили. Но услугами его продолжали пользоваться уже на индивидуальной коммерческой основе, поскольку в новоназначенном штате капитании порта никто ни уха, ни рыла не понимал в грузовом деле.

И вот от этого драфт-сюрвейера за четверо суток стоянки я и услышал множество интересных историй из местного колорита, одной из которых, собственно, и хотел бы поделиться после такого длинного, но необходимого предисловия. Итак, далее рассказ пойдёт от его лица.

Я тогда ушёл рыбачить на своей лодке вверх по реке Риони. Рыбалка выдалась знатная, живу себе в лесу в палатке отшельником, жарю рыбку на костре, наслаждаюсь августовской природой. Как-то по утру наблюдаю ползущий против течения буксирчик. Тащит он баржу. Подходит ближе - баржа битком набита молодыми парнями с рюкзаками-чемоданами. Что за хрень?- себе думаю. Глядь - ещё одну баржу с пацанами буксирчик волокёт. Ну и дела. Возвращаюсь домой для выяснения обстановки. Оказывается, началась война с абхазами и объявили мобилизацию. Кто имел связи, отправил своих сыновей в Россию. Кто не имел, но быстро сообразил, отправил на этих баржах в лесах прятаться. Остальные пошли воевать.

Ну и потянулись военные будни. В порту мобилизовали все более или менее подходящие плавсредства для переброски войск и техники в Абхазию. Вот и меня назначили капитаном на одну шаланду и я начал мотаться туда-сюда. Грузинские солдаты воевали вахтовым методом по две недели. Туда везли свежее пополнение, обратно - отвоевавших свой срок. Последние обычно тащили с собой трофеи. Как правило это были всякие домашние вещи, шмутки, мебель, телевизоры. Однажды радостные отпускники притащили с собой мешки, набитые купюрами - они только что штурмовали здание госбанка в Сухуми. На протяжении всего обратного рейса они их перекладывали и делили.

Но один случай мне особенно запомнился. На судно пришлось грузить трофейный ассенизаторский автомобиль. Я спросил счастливого обладателя:
- Слушай, зачем тебе нужен этот говновоз?
- Э-э-э, батоно, ты не в теме, - ответил он, - Я его помою и буду вино возить!

С тех пор, когда вижу в магазине грузинское вино, - ничего не могу с собой поделать, - вспоминаю рассказ старого моряка из Поти.
Здравствуйте!
Система категоризации Живого Журнала посчитала, что вашу запись можно отнести к категориям: Армия, Еда, Транспорт.
Если вы считаете, что система ошиблась — напишите об этом в ответе на этот комментарий. Ваша обратная связь поможет сделать систему точнее.
Фрэнк,
команда ЖЖ.
Теперьча, значит, мы будем смотреть на грузинское вино и думать о том же? - Вот спасибо :))
Европейского хватает
Грузинское и так не пью, а теперь буду ещё больше :))
Я для себя вынес, что торговое судно в любом порту - заложник и в ловушке.
!!!
Браво! У В.Конецкого (юбилей совсем недавно) – достойный продолжатель! Ждем следующие "серии"…
А у меня и без этих проз какое-то отторжение грузинских напитков вот уже третий или четвёртый год катит. Откуда-то изнутрей. Не знаю почему.
Нет, на вкус не отличу :)))
Наверное, помимо вкуса у напитков есть достоинства.

Давний позднесоветский анекдот вспомнил.
Покупает бомж в магазине десять флаконов огуречного лосьона. Один возвращает продавцу:
- Этот мне замените.
- А что с ним не так?
- Этикетка рваная.
- Хосподи, вам-то не всё равно?
- Это вам всё равно, а нам на стол ставить.
На одном дыхании читаются Ваши истории; спасибо.

По поводу собственно истории: и смех и грех... :)
Спасибо. Обычно, да, лучший смех с грехом пополам.
да уж...
вино из говновоза как-то не очень приятно...:-)
но это разливное
может в бутылках все таки нормальное?
хотя мне кажется во времена СССР было намного лучше
а тут как-то после прошлого запрета когда появилось в магазинах купили Хванчкару , а оно оказалось забродившие,как шампанское...но кислое очень
потом еще пару раз купили тоже не понравились
и не стали покупать после этого
В бутылках уже обычно на месте разливают. А между винодельческими предприятиями возят... в чём попало.

В молодости всё было вкуснее, конечно :)
(Anonymous)
Про виновоз, понятно. Неожиданный поворот сюжета, но так и хочется спросить фразой из фильма " так кто же убил Нолестро?" - чем закончилась история с погрузкой?
История с погрузкой закончилась как и планировали. Когда я по окончании погрузки производил на бланке окончательные расчёты количества грруза, за моей спиной стояло полтора десятка человек и следили за правильностью арифметических действий. Как и обещал Тенгизик, значения всех этих чисел они не понимали. Так что вышли мы с двумя комплектами грузовых документов. Первый, открытый с около 3 тыс. тонн - для порта и грузинских властей. Второй, секретный - с почти в два раза большим количеством груза - для грузополучателя и его банка.