Grumblerr von Wezak und Magnusholm (grumblerr) wrote,
Grumblerr von Wezak und Magnusholm
grumblerr

  • Mood:

Украинская ситуация с точки зрения международного права

mejdunarodnoe_pravo
1. Как международное право называет то, что происходит на востоке Украины?
Отказываясь от эмоциональных, неконвенционных и новорожденных определений, вроде "гибридная война", можно констатировать, что там происходит вооружённый конфликт немеждународного характера. Это термин международного права. Со стороны центральных властей воюют как официальные вооружённые силы, так и силы правопорядка, а также некоторые парамилитарные формирования, которые по основным признакам можно также причислить к регулярной армии. Со стороны повстанцев также принимают учатие в боевых действиях люди, подчиняющиеся ответственным командирам, имеющие отличительный знак, открыто носящие оружие и соблюдающие обычаи войны. Насчёт последнего признака регулярной армии есть претензии как к одной, так и другой стороне, но этот больной вопрос остаётся за рамками темы.


2. Как на вышеуказанное смотрят различные участники конфликта?
а. Позиция повстанцев: "Мы боремся с фашистской хунтой за свои права". Переводя с языка эмоций в плоскость права, можно сказать, что с точки зрения ополченцев они ведут национально-освободительную борьбу. Национальный характер ей придают две идентичности: нарождающаяся восточно-украинская и насаждаемая государством западно-украинская. Но по существу дела причина, по которой одна часть народа посчитала для себя невозможным жить с другой в одном государстве, не принципиальна.
б. Киев заявляет, что он проводит:
- "антитеррористическую операцию". Это определение не соответствует определениям терроризма, используемым в международном праве. Признаков терроризма повстанцы не выказывают и даже попытки протащить признание этой концепции через явно комплиментарные Киеву ЕС и США не удались;
- "войну с Россией". Эта риторика также идёт вразрез с тем простым фактом, что официально Киев сотояние войны с Россией не объявлял и дипломатические отношения не прерывал. Стороны всё ещё поддерживают и культурные, и экономические связи. Последнее особенно важно как для Европы из-за пресловутого газового транзита, так для Москвы, у которой повисло на шее энерго- и водообеспечение Крыма, так и для самого Киева из-за тех же проблем в энергетике;
- "войну с сепаратистами". А вот это уже адекватное определение, которое вполне вписывается в международно признанный термин "вооружённый конфликт немеждународного характера". Стоит только заметить, что сепаратизм не является международным преступлением. Хотя и некоторые конвенции признают его фактором нарушения мира и безопасности, но с другой стороны сепаратизм тесно связан с вполне легальным правом народов на самоопреределние.

Итак, юридически корректное определение найдено. Оно признаётся де-факто обеими сторонами конфликта: повстанцами - более явно, центральными властями - завуалированно в огромном потоке пропагандистской риторики. Из этого важного факта следует в частности то, что воюющие должны признаются комбатантами и на них распространяются все законы и обычаи войны. Кроме наёмников, если доказан факт наёмничества. Захваченные солдаты сторон пользуются правами военнопленных. Их нельзя судить за участие в боевых действиях, только за конкретные преступления. А вот за военные преступления и преступления против человечества виновных может судить даже суд другой страны.

3. К какому итогу может привести вооружённый конфликт немеждународного характера?
Возможных итогов ровно три: военная победа одной из сторон, соглашение сторон и перевод конфликта на более выскоую ступень - в международный военный конфликт.

4. Вариант военной победы одной из сторон в топичном аспекте нет смысла рассматривать, имеем его ввиду, как один из сценариев.

5. Как возможно достичь соглашения между сторонами?
Самое первое и основное, что должно произойти для этого: стороны должны признать субъектность друг друга. Киев пока не готов признать ДНР и ЛНР сторонами конфликта де-юре (де-факто, как мы видели выше, он временами это делает). Все переговоры других заинтересованных сторон, подписи лиц с неясными полномочиями и неуказанными должностями, устные заявления и т. п. события текущей реальности ничтожны в смысле международного права. Договориться могут и должны только официальные и признающие друг друга представители тех сторон, которые непосредственно проливают кровь в конфликте. И только после этого возможны различные варианты прекращения войны: от федерализации до полной независимости территории с промежуточным и самым реальным состоянием приднестровского, югоосетинского или, если угодно, кипрского формата.

6. Каковы позиции сторон международного военного конфликта, в который может перерасти внутренний украинский?
Здесь уже трудно удержаться от сползания в политику, но явные, лежащие на поверхности интересы, позволяют отметить следующее:
а. Россия. Позиция Кремля комплиментарна к повстанцам. Россия поддерживает их официально гуманитароной помощью и негласно, очевидно, военно-технической, пропускает через границу добровольцев и беженцев, озвучивает позицию ДНР и ЛНР на международной арене. Москва постоянно даёт понять, что она заинтересована в скорейшем прекращении конфликта на основе договора даже в наименее приемлимом для повстанцев варианте федерализации. Это не отменяет учёта возможной перспективы дальнейшего исчерпания ресурсов Киева, политической его дестабилизации и, в случае расширения повстанческого движения, военной его победы. Это, очевидно, программа-максимум. В то же время Россия зачастую делает двусмысленные шаги, которые позволяют оппонентам пытаться идентифицировать её как сторону конфликта по крайней мере на уровне риторики.
б. ЕС занимает двойственную и порой противоречивую позицию. Выход конфликта за нынешние границы Украины рассматривается как общеевропейская катастрофа хуже Югославской. Наиболее благоприятным вариантом для ЕС была бы быстрая победа центральной украинской власти, но вероятность такого сценария навряд ли уже рассматривается как высокая. В то же время, под влиянием как заокеанского "старшего брата", так и внутреннего антироссийского дискурса, любое усиление позиций повстанцев воспринимается болезненно. Военные успехи ополченцев вызывают лихорадочную дипломатическую активность, направленную на их купирование. ЕС пока не может, да и не очень хочет оказывать давление на Киев с целью заставить признать его повстанцев воюющей стороной и открыть двери к цивилизованному мирному процессу.
с. США устраивают практически все варианты развития кризиса в ближайшей перспективе: и военная победа Киева, и затягивание нынешнего бесплодного переговорного процесса, и продолжение военных действий высокой или низкой интенсивности. Горячий конфликт в Европе является очень действенным рычагом влияния как на Россию, так и на европейских союзников. Как уже неоднократно отмечалось, визиты высокопоставленных лиц США в Киев в последнее время приводили к обострению ситуации. В сочетании с признаниями в прчастности к киевскому перевороту и даже озвучиванием сумм, потраченных на это, предположить, что сегодня Вашингтон легко может согласиться на реальный мирный процесс, навряд ли разумно.

7. Какова вероятность перерастания украинского конфликта в международный?
Можно с уверенностью сказать, что такого развития не желает ни одна сторона. Европа - абсолютно. Россия - с непонятной пока степенью решимости отстоять свои жизненные интересы, о которых она снова вспомнила. США - в принципе допуская хорошую драчку в Старом Свете, но под полным своим контролем, без риска скатывания в глобальный ядерный Армагеддон. Хочется надеяться, что игроки знают край, за которым политические игры вызовут лавину неуправляемых событий, подобных тем, которые уже привели к двум мировым войнам.

Итог: единственный возможный цивилизованный путь к миру в соответствии с существующим международным правом: взаимоное признание сторон вооружённого конфликта, прямые переговоры между ними на равноправной основе и подписание мирного договора под гарантии великих держав с реальным международным контролем и, скорее всего, с вводом миротворческого контингента. Это может нравиться или нет, но наиболее близка к такому идеалу позиция России.

P.S. На всё вышеуказанное можно легко возразить, что всё это нераалистическая чушь, что международное право мертво, что сегодня всё решает право сильного. Увы, частично это соответствует действительности. Международное право фиксирует лишь временный баланс сил в мире. После того, как баланс меняется, возникает турбулентность, иллюзия вседозволенности у сильного и безнадёжности - у ослабевшего. Но рано или поздно всем это надоедает и начинается поиск нового баланса. Существовала когда-то Лига Наций, потом ей на смену пришла ООН, возможно через какое-то время возникнет какой-нибудь Комитет Объединённых Наций. Но большинство действующих ныне конвенций всё равно впишутся и в новую систему, просто потому что они справедливы, взвешены и обеспечивали международный мир как минимум несколько десятилетий.
Tags: мыслишки, умные буквы
Subscribe

  • Голубеет сине море

    Люди старшего возраста должны помнить монолог Хазанова, в котором на собрании перестроечного колхоза перед встречей американской делегации из…

  • С Днём Красной Армии!

    А это служаки из нашего рода с разницей в 23 года. 1951 - 1974 - 1987.

  • В жаркий полдень

    Давным-давно, когда я бороздил тропические и экваториальные моря с вышедшим из строя кондиционером, мной опытным путём независимо…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Голубеет сине море

    Люди старшего возраста должны помнить монолог Хазанова, в котором на собрании перестроечного колхоза перед встречей американской делегации из…

  • С Днём Красной Армии!

    А это служаки из нашего рода с разницей в 23 года. 1951 - 1974 - 1987.

  • В жаркий полдень

    Давным-давно, когда я бороздил тропические и экваториальные моря с вышедшим из строя кондиционером, мной опытным путём независимо…