Grumblerr von Wezak und Magnusholm (grumblerr) wrote,
Grumblerr von Wezak und Magnusholm
grumblerr

Category:
  • Location:
  • Mood:

Пётр в Риге - 8

Первый визит. 31 марта - 8 апреля 1697 г.
Второй визит. 21-22 февраля 1701 г.
Третий визит. 9-15 ноября 1709 г.
Четвёртый визит. 18 ноября - 7 декабря 1711 г.
Пятый визит. 25-30 июня 1712 г.
Шестой визит. 14-17 марта 1713 г.
Седьмой визит. 6-11 февраля 1714 г.
"В Риге был мор, однакож на людей, а не на деньги"
Резолюция Петра на жалобу рижан о тяготах.
Восьмой визит. 1-8 февраля 1716 г.
Военные действия на восточном театре войны утихли, но неугомонный Карл продолжает упорствовать, затевая военный поход в Норвегию. Тем не менее первая попытка мирных переговоров на Аландском конгрессе уже близка. В этот период внимание Петра всё больше переключается на внутренние дела. С начала года и до отъезда в Ригу он активно работает над посылкой очередной партии молодых дворян для обучения за границу. Внимание царя привлекает южное направление. На Каспийское море едет поручик Кожин с царскими инструкциями для описания берегов. Приказано основать крепость в устье Аму-Дарьи, установливать отношения с ханами Хивы и Бухары и искать торговые пути в Индию. Печётся царь и о рижской торговле. По его указу заготавливают 3 тыс берковцев (почти 500 тонн) пеньки для отправки зимним путём до Поречья, а по вскрытии льда на Двине водою в Ригу. Россия в это время становится главным мировым экспортёром этого сырья для производсва корабельных канатов.

PPПеред самым отъездом в Ригу у Петра состоялось объяснение с царевичем Алексеем, в котором тот изъявил желание принять монашеский чин. Пётр же ещё тешил себя надеждой увидеть в нём достойного наследника и дал ему полгода на размышление. Тяжёлые мысли о будущем престола не давали покоя и угнетали царя на протяжении всего этого визита.
27 января он выехал из Петербурга для лечения на водах и свидания с датским королём. Сопровождала его племянница Екатерина Иоанновна, за которую сватался герцог Мекленбургский.

Пребывание царя в Риге омрачилось на этот раз историей со ссылкой рижского бургомистра Павла Брокгаузена. Воинский постой всегда был тяжёлой и обременительной повинностью для жителей. Но, как и налоги, неизбежной. В тот раз заслуженного генерала Вейде, прибывшего в Ригу вместе с царём, губернатор Голицын распорядился расквартировать в доме Брокгаузена, для чего послал к нему одъютанта с известием. Бургомистр по какой-то причине счёл постой генерала в своём доме неприемлимым и пошёл лично объясниться с губернатором. Нашёл он его в доме Меншикова, который давал обед в честь приезда царя. Брокгаузен отвёл Голицына в сторону и начал с ним спор, который быстро перешёл в перепалку и вышел далеко за рамки этикета. Эта безобразная сцена возмутила присутстваовавшего поблизости царя, который приказал арестовать возмутителя спокойствия "как человека, забывшегося в присутствии Государя и тем самым виновного в оскорблении Царского Величества". Назавтра по приказу царя собрался магистрат с повесткой дня "Личное дело бургомистра Брокгаузена в свете вчерашнего великого преступления, грубости и невежества". Ждали личного присутствия при сём Петра, но он не явился, прислав указ следующего содержания:

Государь губернатор! Понеже мы третьего дня с удивлением слышали, что здешний бургомистр Брокгаузен, для постоя в квартире генералу Вейде, не только весьма ослушен учинился, но сверх того зело не вежливо и дерзновенно поступил, а именно, что самовольно вошед в дом, где мы обедали, не почитая нашего присутствия, с настойчивым невежеством, криком и весьма не пристойным лицу подданому отказом, при нашем присутствии, вам кричал, что всем было в удивление и противно было слышать, за которое великое его преступление, грубость и невежество повелеваем, дабы магистрат помянутого преступника по правам судил, и каждый бы в суде свою нотацию (каким мерам оному наказану быть достойну) рукою подписал, и потом оные нам подать.
Петр.
В 4 – й день февраля 1716 года.

После такого указа ставить под сомнение сам факт преступления не приходилось. Следовало лишь определить меру наказания. Мнения на этот счёт разделились. Из двух присутствующих бургомистров и девяти ратсгеров шестеро проголосовали за исключение виновника из магистрата и год тюрьмы. Пятеро - за пожизненное заключение. Царь отменил заключение, заменив его вечной ссылкой в Тобольск. Причиной столь сурового наказания явился, по всей видимости, не столь сам поступок, сколько недовольство Петром действиями магистрата в целом. Тяготы военного времени в истощённом долгой осадой и чумой городе, воинский постой и чрезвычайные налоги вызывали ропот местных жителей, который доходил до царя. Доходили до него и сведения о прошведских настроениях некоторых горожан и их тайные сношения с врагом. Изрядную долю ответственности за это царь вполне мог возлагать на городские власти и на примере Брокгаузена послать им такой строгий месседж.
Но история на этом не закончилась. Продолжив свой путь из Риги царь был торжественно встречен в Кенигсберге. Один из наиболее понравившихся ему ораторов, приглашённый за стол, по воле Фортуны оказался сыном опального бургомистра, который обучался в местном университете. Сын просил за отца и Пётр снизошёл его просьбе. Правда, бюрократия не позволила этой истории завершитья полным хэппи эндом. Процесс помилования занял почти год и бедный Брокгаузен, не дождавшись светлого дня умер 4 января следующего года в г. Солигаличе Архангелогородской губернии. Однако, это не помешало сыну репрессированного самому через 18 лет стать рижским ратсгером.

К этому же периоду относится и легенда о том, что однажды высокий мужчина с богато одетой дамой сел в лодку к перевозчику и попросил перевезти их через Двину. Перевозчик грёб кое-как и на сделанное ему по этому поводу замечание ответил "Не нравится - сам греби!" К его удивлению, мужчина сел за вёсла и быстро догрёб до берега. Лодочник предложил такому ловкому гребцу вступить в цех перевозчиков, если хочет хорошо зарабатывать. "Надо подумать", - ответил тот. На следующий день царь явился в цех перевозчиков и, заплатив положенный взнос, записался в его члены. В честь этого рижские перевозчики устроили торжественный ужин, на котором за их столом пировали и царь с царевной. Но, скорее всего, это только легенда.
Tags: Ливония, Пётр I, Северная война, город, историческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments