Grumblerr von Wezak und Magnusholm (grumblerr) wrote,
Grumblerr von Wezak und Magnusholm
grumblerr

Category:

Пётр в Риге - 5

Первый визит. 31 марта - 8 апреля 1697 г.
Второй визит. 21-22 февраля 1701 г.
Третий визит. 9-15 ноября 1709 г.
Четвёртый визит. 18 ноября - 7 декабря 1711 г.

Пятый визит. 25-30 июня 1712 г.
Бесконечно тянется Северная война. Шведский король по-прежнему сидит в Турции и не собирается возвращаться. Но его армия всё ещё занимает ряд важных крепостей в Северной Европе. Антишведская коалиция восстановлена, но в стане союзников разброд, дрязги и тайные переговоры со шведами и Станиславом. Саксонские и русские войска без дела стоят под Штрельзундом и Штеттином, датчане пассивно блокируют Висмар. В Утрехте идёт мирный конгресс, которым должна окончится война за испанское наследство, и тогда на арене Северной войны могут появиться новые игроки. Царь, устав упрекать союзников в бездействии, решает сам появиться на театре боевых действий.Из Петербурга до Нарвы он добирается морем, затем через Дерпт прибывает в Ригу.

27 июня Пётр празднует третью годовщину Полтавской баталии. Как всегда, шумно и весело. За столом все посланники, министры, граф Головкин, Левенвольде, обер-комендант генерал-майор Пололнский со своими штаб-офицерами. Пётр распорядился пригласить также всех шкиперов иностранных торговых кораблей, стоящих в рижском порту. Каждая здравница сопровождается залпом из 17 крепостных пушек.

29-го числа - снова торжество, Петров день! Опять над городом гремит троекратный артиллерийский салют. На этот раз Пётр обедает у министра Левенвольде, затем вся компания катается на ботах по реке, а вечером город расцвечивается праздничным фейерверком.

На этот раз Пётр принимает гостей в уже отделанном доме на Богадельной улице, которая становится отныне Дворцовой - Palaisstrasse. До сих пор улица сохранила это название, переведённое на латышский язык - Palasta iela.

Здесь необходимо рассказать о судьбе этого одного из немногих сохранившихся свидетелей пребывания Петра в Риге.
Начиная с этого визита Петр каждый раз останавливался в своём дворце и каждый раз давал указания по его улучшению и перестройке, что выполнялось к очередному его визиту. На этот раз у него взникает идея создать "висячий сад" на террасе дворца, о чём он тут же распоряжается. Идея эта оказалась весьма оригинальной и практичной. Пристроенная в 1722 году терраса выходила непосредственно на оборонительные валы города, которые в мирное время являлись любимым местом прогулок горожан. Говорят, сам Пётр высадил на ней завезённые из Голландии каштаны. Отсюда открывался замечательный вид на Двину и жизнь рижского порта. По этой фотографии 30-х годов прошлого века можно оценить выгоды расположения Петровского дворца. Оборонительные валы к тому времени уже срыты, но пространство между дворцом и рекой ещё не застроено.
Palas-193_

Сегодня этот подвесной сад снизу  выглядит так. Кое-какая зелень на террасе ещё водится.


А сам дворец сейчас смотрится весьма скромно. Хотя, по сравнению с другими многочисленными "домиками Петра", разбросанными по всей Европе, довольно достойно. Нынешний вид он приобрёл уже после смерти Петра, перестроенный по проекту архитектора Васильева - ученика Бартоломео Растрелли, который надстроил третий этаж. В советское время здесь располагалась военная прокуратура. После ухода российской армии его передали Русской общине Латвии, которая не смогла содержать здание, находившееся не в лучшем состоянии. Дом приобрёл итальянский инвестор Эрнесто Преатони, вложивший в его реставрацию 3.5 млн долларов. Сейчас это почти обычный 15-квартирный жилой дом.


В 2006 году скульптор Виктор Сушкевич подал идею установки на доме мемориальной доски. Средства на неё, 4000 латов, собрали жильцы дома, утверждение её проекта шло долго, мучительно и протребовало аж лоббирования в парламенте. Мемориальная доска вышла оригинальной, красивой и хорошо вписалась в фасад здания. За основу портрета взято изображение царя на 500-рублёвой банкноте образца 1912 г., а лев сюда перешёл из герба Риги. Правда, Ригу Пётр посещал ещё будучи царём, до того, как официально принял на себя титул императора.


Но, как видно, не всем память о Петре пришлась по нраву, и кое-кто попытался выплеснуть свои комплексы хотя бы так.


Как обычно, из-под петровского пера выходят один за другим законодательные акты. В них отражается и жизнь Риги и Лифляндии. Пётр подверждает привилегии лифляндского шляхетства и земства, утверждает сумму жалования чинам местных ландратов, учреждает почтовую службу от Риги до Смоленска и Пскова, основывает церковь в Дюнамюнде.
Указы зачастую основаны на личных наблюдениях монарха. В частности, в этот приезд он остался недоволен состоянием рижского гарнизона. Он выговаривает Сенату за то, что тот не направил в город требуемого количества рекрут:

«... чему мы зело удивляемся, ибо сами вы можете разсудить, каково нужно здешнее место, и не только что сим малым числом солдат не может себя фортеция оборонить, но и от внутрь живущих в ней есть не безопасна».

Как видно, конфликты между гарнизоном и жителями - это распространённое явление в то время. Ещё не так давно шведский комендант точно так же жаловался своему королю на ненадёжность рижан.

Начиная с этого приезда встречаются упоминания о том, что церь высказывал пожелание сделать Ригу своей третьей столицей. Возможно, это были всего лишь первые мысли о возможных отдалённых перспективах. В реальной же политике царь пока ещё изъявляет готовность в случае заключения долгожданного мирного договора вернуть всю Ливонию Швеции, оставив за собой "отеческие земли" Ингрию и Карелию. Таковы были его недавние инструкции послам при зондаже обстановки через голландских дипломатов. Но упрямый Карл не пожелает мира на этих условиях, и война затянется ещё на десятилетие.

Tags: 18 век, Пётр I, город, историческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments