Grumblerr von Wezak und Magnusholm (grumblerr) wrote,
Grumblerr von Wezak und Magnusholm
grumblerr

Category:

Пётр в Риге - 3

Первый визит. 31 марта - 8 апреля 1697 г.
Второй визит. 21-22 февраля 1701 г.
«Здрастуй, император, с Ригой-каменной стеной,
С той же с круглой башней с трехугольнёю!»

Солдатская песня XVIII в.
Третий визит. 9-15 ноября 1709 г.
Обстановка, в которой протекал третий визит Петра в Ригу, вернее опять под стены всё ещё шведского города, радикально отличалась от тех, в корорых прходили два предыдущих. За прошедшие восемь тяжёлых военных лет очень многое изменилось как в Московском царстве, так и в Европе. Состоялся коренной перелом в ходе Великой Северной войны. Перелом этот случился, как известно, под Полтавой, где шведская армия не просто потерпела поражение, а буквально прекратила существование. И о чём же вспоминает Пётр первым делом, отпраздновав победу и разослав во все концы реляции о превеликой и нечаемой виктории? Да-да, о ней, о Риге!Шереметев по приказу царя ведёт русскую армию именно туда, где лежит ключ от всей Ливонии. Царь, как обычно, его торопит, высылает указания по проходу через Литву и Курляндию, по высылке передовых частей на кораблях Двиной, по подготовке к осаде города. Сам же Пётр после Полтавы находится в Киеве, затем едет в Польшу, ведя интенсивную переписку и организуя множество дел как внутренних, так и с иностранными союзниками, которые после Полтавской победы вдруг появляются во множестве. Наконец, возобновив союзнические договоры с польским королём Августом и с датским Фридрихом, а также заключив новый с примкнувшим прусским королём Фридрихом-Вильгельмом, Пётр направляется к осаждённому городу.
9 ноября царь прибыл в лагерь под Ригой и за четверо суток дважды совершал рекогносцировку городских укреплений, а также распоряжался строительством осадных шанцев вокруг города. Проезжая мимо ветряных мельниц возле городских предместий, свита царя как-то подверглась артиллерийскому обстрелу с городских бастионов, не причинивших впрочем вреда. По его приказанию севернее Кобер-шанца строят "котел" или "кессель" - укрепление для мортирной батареи. Там устанавливают 8 мортир, доставленных недавно кораблями по Двине. Начало обстрела города планируется на 13 ноября, но первые пробные выстрелы потребовали дополнительных работ и торжественный момент был перенесён на несколько часов, состоявшись уже утром следующего дня, 14 ноября, о чём Пётр известил князя Долгорукого в таких выражениях:

"При том объявляем, что сего дня о пятом часу пополуночи начали Ригу бомбордировать, которому начатию три бомбы через наши руки подарены. И тако господь бог сподобил нас видеть начало отмщения сему проклятому месту".

Попал ли Пётр по Риге? Об этом - отдельная история. Вкратце - попал. И не исключено, что этой самой бомбой.

Как видим, оскорбления, нанесённого при первом знакомстве, Пётр не забыл.
Считал ли всероссийский самодержец, что осаждённый им город уже почти у него руках и останется навсегда в его владении? Навряд ли у него была в этом стопроцентная уверенность. По предвоенному договору вся Ливония вместе с Ригой отходила Августу. Правда, с тех пор расклад сил изменился, Август фактически предал Петра и лишился польской короны. Однако, возобновляя договор лишь месяц назад в Торуни, эти щекотливые вопросы галантно обошли и про послевоенные территориальные переделы умолчали. Тем не менее Петру не хотелось афишировать городские разрушения, производимые обстрелом, и он продолжает письмо своему послу при дворе Августа Долгорукому так:

"О вышеписанном о всем королю донеси, а о бомбордировованье умолчи"

Впрочем, саксонскому фельдмаршалу Флемингу на робкие намёки оставить Польше те города, которые той некогда принадлежали, уже было объявлено без обиняков, что

"...понеже я оставлен был от всех своих союзников во время наибольшей своей нужды и один без помощи их вёл войну, то потому заключенных прежде с Королем и Республикою дороворов, которые они же сами и нарушили, содержать нимало не обязан, а следовательно и завоеваннаго мною без помощи их ни с кем делить не намерен, а меньше всего с Августом и Республикою".

На следующий день после открытия бомбардирования Пётр отбыл через Дерпт и Нарву в Санкт-Петербург. Спешить со штурмом города в преддверии наступающей зимы, а также ввиду сильной обороны крепости и отсутствия опасности деблокады он не велел, приказав отвеси основную часть войск на зимние квартиры, а осадные действия ограничить беспокоящими обстрелами два-три дня в неделю. В результате такой тактики, а также пришедшей из Пруссии вскоре эпидемии чумы, косившей как горожан, так и осаждающих, Рига продержалась до лета. Но после капитуляции гарнизона остальные ливонские крепости, ещё остающиеся в руках шведов, - Динабург, Пернов, Ревель и Аренсбург одна за другой пали почти без сопротивления. Ливонские рыцари и бюргерство дали присягу своему новому суверену и стали ожидать его личного визита.
Tags: 18 век, Ливония, Пётр I, Северная война, город, историческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments