February 22nd, 2017

lebowski

Про многоразовый гроб и государственный язык

В середине августа 1705 года командир батальона подполковник Липхардт подал рапорт Рижскому губернатору Фрёлиху. Ранее Фрёлих принял решение, что если какой-нибудь солдат из батальона Липхардта умрёт, то доски для его гроба должны быть выделены из крепостных запасов. Командир гарнизона полковник Альбедиль, однако, отказался следовать этому распоряжению, ссылаясь на то, что каждая доска нужна для крепостных фортификаций. Липхарт также докладывал ещё об одной проблеме: единственный латышский пастор, который доступен в крепости, был из Магнусгольма и был занят в своём приходе. Это весьма печально, что солдаты его подразделения не могут слышать слова Божия на своём родном языке.


15 августа 1705 г. губернатор Фрёлих ответил коменданту крепости полковнику Альбедилью и подполковнику Липхардту. Поскольку надо экономно использовать запасы лесоматериалов в Дюнамюнде, он не рекомендует изготовление нового гроба для каждого умершего солдата. Вместо этого Альбедиль должен сделать один деревянный гроб и использовать его многократно. Во время войны единственное, что является важным - это хоронить солдат на достаточной глубине.

В отношении же пастора, латышские солдаты из батальона Липхардта должны быть довольны тем пастором, который имеется в наличии в крепости. Липхардт должен использовать подходящих офицеров в качестве переводчиков. Пусть он прикажет им вдумчиво и терпеливо объяснять латышам то, о чём говорит пастор.

Via