January 27th, 2017

lebowski

Трагедия малого морского бизнеса

Это седьмой подобный случай среди наших партнёров, поэтому можно говорить уже о тенденции. Сюжет довольно стандартный. Папа-моряк создаёт судоходную компанию. В старые добрые времена при наличии ума, опыта и способностей это было не очень сложно. Банки тогда ещё горели желанием кредитовать реальный сектор. В течение пяти лет можно было вернуть кредит за судно и взять очередной кредит на следующий пароход. В офисах сидели родственники и знакомые. Не было той гигантской массы нормативных документов, которыми обросло мореплавание за последние 15-20 лет, как днище дебаркадера ракушками. Крутясь и экономя на административных расходах можно было неплохо заработать.

Но шло время, годы брали своё. На седьмом, а то и восьмом десятке главе фирмы крутиться становилось трудновато. Бизнес передавали сыновьям (в двух случаях дочерям). И тут начинались проблемы. Дети росли гуманитариями, получали юридическое или финансовое образование (в одном случае даже искусствоведческое). Передать флот торговых судов оказалось сложнее, чем бакалейную лавку или даже банк. Взаимопонимание между судовым и береговым персоналом не просто ухудшилось, оно стремительно испарилось. Старые сотрудники норовили вместо позитива грузить проблемами, требовали тратить деньги на непонятные железяки и выполнение глупых процедур и требований, которые как из рога изобилия начали сыпаться от международных организаций. Обращение к посредникам, к аутсорсингу выливалось в красивые презентации и сладкие обещания, за которыми следовали неминуемые финансовые потери и разочарования.

Две компании уже обанкротились. Одна ушла из судового бизнеса в спекуляции недвижимостью. У двух других осталось по одному судну (на пике было семь и четыре). Две ещё пока держатся, продавая на слом старые пароходы, урезая каждый цент где только можно и теряя доверие акционеров и банков. Но системные проблемы они так и не решили. Топ-менеджмент слабо представляет себе последствия своих решений на борту судна, именно там, где и зарабатыватываются деньги. С моряками говорить напрямую боссы откровенно побаиваются, а если и решаются, то зачастую вызывают у последних недоумение и разочарование. То и дело попадаются на крючки ушлых фрахтователей, прожжённых агентов и прочих жуликов. Своих береговых кадров, имеющих опыт работы на судах, катастрофически не хватает. Чужим не доверяют. Так и живут. Немцы, норвежцы и один швед.

Что характерно, сверхпотребление у судовладельца наблюдалось только в одном случае. Но он и обанкротился первым.