December 6th, 2015

lebowski

Послестрочие

Спектакль "Танго между строк" замечателен добротной режиссёрской работой, профессиональной хореографией, великолепной актёрской игрой и, конечно, замечательной живой музыкой главного героя - Оскара Строка. Великолепные мелодии Строка наполняют спектакль теплом и светом, сопровождают всё действие, весь жизненный путь замечательного композитора, по которому нас ведёт автор спектакля.

Но позабавили кое-какие конформистские театральные тенденции. Как прежде обязательными были поклоны в сторону мудрой политики партии, так и теперь совершенно необходимыми стали плевки в сторону советского прошлого. Отсюда и неврастеник-кагебешник, терзающий героя, и туповатые комсомольцы, его же чествующие. Да и сам герой показан излишне трагической и философской фигурой.

На самом деле Оскар Давидович Строк был весельчаком и жизнелюбом на протяжении всей своей яркой и неординарной жизни. Будучи одарённым музыкальным талантом от природы, он жил легко, не впадая в уныние, не углубляясь в философию и идеологию, не утруждая себя чрезмерной ответственностью. Строк легко бросил консерваторию, когда к нему потекли лёгкие деньги тапёра, зато вскоре начал аккомпанировать Плевицкой и гастролировать с ней по России. Он бросил семью и умчался в Париж со своей смазливой секретаршей, но зато из этого несчастного увлечения родилось его самое знаменитое танго "Чёрные глаза". Он бросался с головой в коммерческие проекты, в которых неизменно прогорал, но даже сидя в долговой тюрьме сочинил танго "Банкрот". Король танго влюблялся во многих женщин, гастролировал со знаменитыми певцами по всему миру, играл в карты и на скачках. Деньги у него не переводились, но и не задерживались.

К концу сороковых выходят из моды танго и фокстроты. Король остаётся без своего королевства. Но Строк не унывает, играет в ресторанах, аккомпонирует санаториях, получает авторские за исполнение своих шлягеров. "Нерегулярно получаю" жалуется он по ходу спектакля Фурсовой, непрерывно хлещущей водку. История его исключения из союза композиторов, изображённая как преступление кровавого режима, весьма вероятно была типичной пошлой местью завистников-коллег своему более талантливому сопернику. К тому же, Строк действительно вёл богемный образ жизни и, слабо вписываясь в официоз, был лёгкой мишенью для кляуз.

Но музыка, прекрасные "тёплые ламповые" строковские танго, сглаживает все шероховатости и натяжки. Замечательный спектакль замечательного театра.