lebowski

Русская пресса 300 лет назад

300 лет назад русская пресса состояла из единственного издания "Ведомости". Выпускалось это издание нерегулярно, от случая к случаю, и номер посвящался, как правило, одной теме. Несмотря на естественную проправительственную направленность, обвинить газету в необъективности весьма сложно. Видны попытки осветить событие как можно достовернее. И уж совсем не приходит в голову сравнений с какими-то древнейшими профессиями.

Номер за 27 марта 1713 г. целиком посвящён заварухе, устроенной королём Карлом XII в Бендерах, куда тот сбежал после Полтавской битвы, и где уже четвётый год пребывал в вынужденном бездействии. Частично от скуки, а частично и с определённой целью он замутил свой знаменитый Калабалык. Это турецкое слово с тех пор прочно вошло и в словарь шведского языка.
kalabalik
Итак, разворачиваем давно уже не пахнущую свежей типографской краской 300-летнюю газету.
03_27

Из Андрианополя в 2 день февраля 1713.
Сверх моего перед двумя днями отправленного писма, ныне вскорости вам объявляю, что с турецкой стороны по прибытию в Бендер Буяка Емтгорса с королем Швецким до крайности дошло, ибо оной, понеже сея зимы оттуды выти попротивился со всеми при нем обретающимися шведами, и козаками, и воеводы киевского людми, таким образом окружен, [и понеже оной от тамы отрезан, и коммуникации ни правианту иметь не может,] что ни единои человек не смеет в мушкетной выстрел отдалится, опасаясь от татар поиманым быть, король хощет боронитца, и того ради начал окопыватца, но ежели к делу придет, то может зело опасное следование произойти, что вскоре окажется.

Из Бендера в 21 день февраля, в писме Сапеги старосты Бобруйского.
В 11 день февраля, прибыл один нарочной чюрбашеи. По котором прибытии о выезде Швецкого короля не мало споров было. Но понеже подлинной от него резолюции получить неможно было, то в Диване присоветовано и резолвовано силою его к маршу принудть, и приведены к тому присутствующие янычары липкиры и ближние татары с 12000, и везены были за ними 12 пушек. Но однакож хан, и паша к действу привесть не хотели прежде, нежели ему о том объявить, чтоб в Бендер ехал, и исполнил волю салтанскую. Такожде и о выезде своем с ним согласился. На что все им отказано, и учинено того ради начало противных ему поступков через 27 выстрелов пушечных. Янычаром повелено обнять кругом и штурмовать транжамент его, которой он около своего двора зделал. Но от янычаров явилось знак благодарения и ревности, о швецких им чиненных добротах. Что все тому противу стали, и указом пашиным послушным быть не хотели, и тако день скончался. А татары имели великую охоту их атаковать, но от янычаров удержаны были. Следующаго дня приведены были янычары, по объявлению им салтанского указу к склонности, и прошли по том, хотя показать свою верность и любовь к королю Швецкому, и обнадеживали его свободно проводить, куда он пожелает, и чтоб в руки их отдался. Но понеже он от ненависти, ради корреспонденции, которую хан и сераскирь с королем Полским имели, на то не мог склонитца, и им отказал, то получа противную декларацию все янычары указу сераскирскому поддались. И тако началась трагедия в 11 часу, мортиры и пушки привезены были и янычаром стрелять приказано было. Хотя с их не малым уроном, однакож шведы на конец одержатся не могли, и принуждены были ретироватся к королевскому двору, акция сия была от того времяни до часу ночи. По том зажжение двора королевскаго принудило его самого в турецкие руки отдатца, и повезен в 16 день в Салерник, однакож надеютца что салтан указ пришлет в Андрианополь его весть. Все шведы здесь без ружья задержаны, и король сам для своеи немощи, которая от ярости и печали приключилась, на тюфяк и без шпаги в телеге провезен, и свита его. Також Станислав немогучи проехать венграми, в другои раз в Ясы поворотился, и привезен будет вскоре сюды. Что с ним, и во всех делех учинитца, тому время покажет. Я здесь милость и любовь у Порты имею, и приказано хану меня в свою протекцию взять. Також все наши люди здесь мне поддались кроме тех, которые за рубеж выгнаны и на квартерах побиты. Також улановы Загвоиского и Урбановича полки ко мне пришли, что ныне доволно для короля своего службы люде имею, и никогда желать буду, токмо верным быть сулгою, и инуды никуды не мыслить.

Из Вены от 25 числа февраля.
Что с прошлою почтою о великой и чюдной отмене объявлено, которая сказывают учинена в Бендере с королем Швецким. Не токмо ис Полши но отвсюды на сих днях подтверждают. Третияго дня от 2 числа сего месяца писмо из Адрианополя прибыло сюды, которое все оное подтверждает с подлинными обстоятелствы. Такожде говорят, что паша, которои от Порты в Полшу посылан был, и ведомость привез, что российское воиско в Полше обретается, и свои магазины имеет, по которомоу доносу и декларация войны против России учинена, ныне удавлен. Ибо воевода Мазовецкой, Порте доволно доказал, что онаго доношение ложно было, о сем и дается конфирмация, понеже сии ведомости о паше из Полши пришли.
Посол пребывающее в Константинополе от Генералных Статов, которой бутто тож Порте внушил, что помянутой паша Поре доносил, принужден столбы построенаго своего дому в Константинополе весма почернить понеже на турецком языке говорится, когда кто солжет, [для учтивости] что он лицо свое вычернил. Такожде помянутой сеи министр перед сим в том новом доме принужден был все окошки с однои стороны, которыя к сералию хотя и далеко построены были, замазать.
Народ в Константинополе зело недоволен войною, и салтан опасен паки возвратитца. А особливо удавлен от оных быть. И безсумнения раскаеваетца в том, что декларацию воины учинил.

Из Вены февраля от 25 дня.
Получены сюда подлинныя ведомости, что хан Крымской и серескерь Бендерской, получа из Андрианополя салтанской имянной указ писменной, тот час одного знатного офицера из своих послал из Бендера в деревню Вирничи к королю Швецкому [где он себя окопал, и от крымских татар обляжен был] со объявлением словесным салтанского указу, чтоб он тот час с своими ретными ехал в свои земли. А естли того не послушает и не поедет, велено ево взять и сослать в город Селунь. И хотя на то он король Швецкои сказал, что де он над собою никаой державы кроме одного Бога быть на признавает. А есть ли кто будет ево насиловать, то он станет себя оборонять до воследней минуты своего живота, но однако после того хан Крымской и сераскерь велели тот салтанской указ всенародно перед янычеры и татары прочесть, чтоб его и тот час изследовать. И по том он хан и сераскерь дали свои указы, с трех сторон окоп его королевскои жестоко отаковать и с одной стороны спагам с другои янычарам, а с третьей крымским татарам, что на другой день изследовано было: и первой окоп приступом взят с уроном трех сот человек турок и татар. Где шведы себя обороняли отчаянно с неописанною храбростию, и увидя то король Швецкой, вшел с лутчим офицеры в избы деревянные осыпанные землею внутри того окопа, и по держаному совету между хана се сераскера, на третей день пушечною стрелбою и метанием бомб стали тот полследней окоп добывать. От которых бомб те избы загорелись. Тогда он король видя свою крайнюю погибель, еще так силно оборонялся, что болши 10 человек из янычар, сам своими руками до смерти побил. И на конец принужден был из того окопа выскочить по той стороне, где спаги приступали. Которые его поймали раненого по лицу и по руке. У которых янычары отняв ево короля отвели к хану и к сераскеру Бендерскому, и по скором времяни с малым ескортом отослали ево в Селунь, в одну пристань лежащую при Архипелажском море.

Из Вены марта 1 числа.
Обстоятелными писмами из Валахии от 15 числа февруария получена здесь ведомость, что салтан о упрямстве Швецкого короля услыша, паки Конек-пашу немедленно из Бендеря к нему отправил с указом, а ежели сего не послушает, и будет противен тоб силою, его в Салерник привесть. Вышние от войска и духовных, подавали салтану челобитную, дабы помянутого короля из Бендера выслать, и ежели попротивится, чтобы в Салерник отвесть, или живот отнять. Два турчанина которые после заказу в его дом и служителем его живность и прочее для пропитания привозили, повешены. Все бараки, и жилища швецкие, татары пожгли в присутствии турецкаго конюшего. Выговаривал хан и сераскерь королю, что как они всякие ему чинили денгами и людми вспоможения, и ныне для него войско крымское приведено и во всю зиму тут было, а сие все от него нивочто причтено, за что и они сами против того такиеж поступки чинить будут. Король сам ныне в Варничах в доме своем татарами остерегается. На конце сего писма объявлено, что вскоре нечто неслыханное учинитца.
03_27-1
"Послушайте, товарищ, а нельзя ли в двух словах узнать, чего посол хочет?"
По клику на слове "Калабалык" полное описание истории современным взглядом.
Вкратце - Карл стал занозой в заднице турецкого правительства и его пытались выпихнуть из страны, а может и придушить по-тихому. Устроив громкий тарарам, он не позволил затихарить это дело. В результате остался в Турции ещё почти на полтора года. Бонусом он получил кайф от бабахов, воплей и трупов. Хотя и сам пострадал, но адреналин и политический дивиденд того стоили.
Верхнеприбитое
Пользователь moz_apm сослался на вашу запись в своей записи «Верхнеприбитое» в контексте: [...] Газета Ведомости 1713 года - 27 марта [...]