lebowski

Кокенгаузен



Развалины замка Кокенгаузен заслуженно считаются самыми живописными и романтичными руинами Латвии. Но дело в том, что романтика не лобио кушать возникает простым нагромождением камней или удачным расположением обломков. Романтическая аура создаётся на протяжении веков свершавшимися на этом месте достойными подвигами, страшными преступлениями, подлыми изменами и славными победами. Аналогичным способом выращиваются знаменитые привидения, до сих пор живущие в старых шотландских замках.
В этой истине как с положительной, так и с отрицательной стороны мы и убедились в прошедшие рекордно жаркие для этих мест выходные.




Люди на этом треугольном в плане доломитовом утёсе у впадения реки Персе в Даугаву селились ещё до Рождества Христова. Самого утёса здесь не видно, но он есть. Под уровнем водохранилища, о котором речь впереди.


Каменный замок на месте деревянного начали возводить в 1208 или 1209 году. На самой глубине замкового рва тлеют кости его первых строителей-немцев, коварно убитых последним русским князем этих мест Вячко.


На этом дворе вершили суд и расправу над местными жителями, а порой и над зарвавшимися рыцарями, управу на которых можно было найти лишь у Римского папы.


Где-то там, в глубине сырых подземелий томился не один из рижских Архиепископов, не желавших выдать Магистру Ливонского ордена тайну своих сокровищ. Один из них нашёл здесь свой страшный конец. Неупокоенный дух Сильвестра до сих пор кружит вокруг и призывает к отмщению. 


Многолетняя вражда Ордена и Архиепископа обволакивала эти стены жуткой пеленой ненависти, коварства, клятвопреступлений и отравлений. Замок не раз переходил из рук в руки как законным путём, так и на основе права сильного.


Ганзейские корабли, наполненные товарами причаливали к этим берегам, серебро и золото текло в казну Замка и города, выгодно расположенного на древнем торговом пути. Вместе со звонкой монетой кладовые наполняли кровь, горе и слёзы, которыми она была добыта.


Иоанн Васильевич, овладев Замком, воочию демонстрировал жителям, за что он получил прозвище "Грозный". Впрочем, другой русский царь, взявший его, Алексей Михайлович "Тишайший" тоже не пощадил ни гарнизон, ни местных жителей.


Художник Соколов-Скаля видел вступление Грозного царя в Замок так.
kokenhausen

Но и вышедшие на историческую сцену новые соперники - поляки и шведы отнюдь не отличались человеколюбием, и продолжающиеся чередой штурмы и осады Замка были жестокими и беспощадными.



Текли года, десятилетия и века, а Замок, высящийся твердыней на границе Ливонии и Курляндии, на пересечении торговых дорог и политических интересов продолжал копить в себе энергию воинского духа и купеческой алчности, религиозной вражды и придворных интриг.

Неподалёку от крепости с 1687 года стоит эта без затей, но очень гармоничная лютеранская церковь. Её пастор, Эрнст Глюк, переводил здесь Библию на латышский язык.

А прислуживала ему бедная девочка-сиротка по имени Марта, которую судьба через 30 лет вознесла на императорский престол.


В 1700 году в свой последний раз эта твердыня Ливонии была взята штурмом. На этот раз - саксонскими войсками, которые таким образом открыли боевые действия Великой Северной Войны.
siege1700

Свою первую военную добычу саксонцы тут же укрепили по последнему слову тогдашней фортификационной науки, построив перед средневековыми стенами Замка два полубастиона со рвом и равелином.
Kockenhusen1701

Однако, этой современной крепости не суждено было сражаться. Уже через несколько месяцев, после проигрыша сражения на Спилвских лугах у Риги по приказу Саксонского Курфюрста Августа крепость была взорвана его войсками, отступившими за Двину в Курляндию.
Kokenhausen 1701
Солдаты Карла XII завершили разрушительный процесс, взорвав Замок вторично, чтобы тот не достался русским.

Но уже поверженному, но всё ещё величественному Замку предстояло ещё одно испытание.
Вот так далеко внизу струилась Даугава до 1967 года
old3

А после заполнения Плявиньского водохранилища воды реки плещутся у самых стен крепости.


Многочисленные проекты по сохранению Замка как всегда упираются в финансы, но самые необходимые работы всё-таки выполнены и дальнейшее разрушение остановлено.
Любоваться этой жемчужиной ливонской истории можно долго, вдохновенно и со всех ракурсов.


Не в моей привычке вообще-то, но тут не удержался, чтобы не запечатлеть личную признательность и сопричастность Замку.


В том, что историческая аура - это не красивая метафора, а реальный, ощутимый факт мы убедились тут же, проехав в строящийся неподалёку Сад Судьбы. Проект позиционирует себя равным по значению с американской Статуей Свободы, и местом, где соединяются утешение прошлого, сила настоящего и вдохновение будущего. Мы честно пытались почувствовать всё это. Но увы, увидели лишь пустырь в надавнем прошлом, аккуратный газон с разложенными валунами и высаженными вперемешку яблонями, дубами, соснами и лиственницами в настоящим, а будущее нам не открылось вовсе.



И нас как-то само собою неведомая сила снова повлекла к Даугаве, чтобы взглянуть на Замок ещё с одного ракурса.


До свидания, Замок! Живи долго!



P.S. Подробно о Замке, как всегда - здесь.

Отличный и интересный пост, спасибо:-)
Кокнесе - дерево несу
Крайний ракурс с обнажёнными тётками весьма выгоден:) Ещё бы зуму!
А откуда сведения про убитых Вячко немцев-строителей?
Сочный репортаж, несмотря на некоторые исторические вольности!:)
Re: Кокнесе - дерево несу
Из Генриха нашего сведения:
Между тем вышеупомянутый король (regulus) вернулся в Кукенойс и, не сомневаясь, что епископ с пилигримами уже отплыл, отлично зная также, что и в Риге осталось очень немного народу, не мог далее скрывать в душе свои вероломные козни. Посоветовавшись со своими людьми, он дождался удобного времени и дня, когда почти все тевтоны ушли на свою работу: они рубили камень во рву для постройки замка, сложив наверху на краю рва мечи и вооружение и не опасаясь короля, как своего отца и господина; вдруг прибежали слуга короля и все его люди, схватили мечи и оружие тевтонов и многих из них, без оружия и доспехов занимавшихся своим делом, перебили. Кое-кто из них бежали, не останавливаясь ни днем, ни ночью, чтобы рассказать, что случилось, и добрались наконец до Риги. Убито было семнадцать человек, а трое спаслось бегством. Трупы убитых, бросив в Двину, послали рижанам, и те, вынув из воды тела погибших на службе Божьей, благоговейно и со слезами похоронили их.

А вольности - это моё кредо, я сразу предупредил :)
Здорово, спасибо. Я считаю развалины этого замка самыми красивыми в нашей стране.
Роскошный рассказ, со всеми выкладками, картами и матчастью. Твой конёк. Пора уж комплектовать сборник для публикации, Серёга, ведь здорово получается!


Разршите поспорить - а не в Алуксне ли Глюк работал? Там и Марта у него воспитывалась там и музей Библии есть. А?
В Мариенбург Глюк позже переехал, год не припомню сейчас. Но Марта у него была ещё в Кокенгаузе, точно. Кстати, узнал с удивлением, что Глюк будучи в Москве первым и на русский язык Библию перевёл, только перевод тот не сохранился.

Спасибо за отзыв, Элина!
Тебе, Сергей, спасибо, что и сам интересно материал подаешь, нам наука, и нас "провоцируешь" по-хорошему покопаться в источниках. Я вот про Кокнесе и Глюка и не слышала никогда. Хотя память у меня слабая, читаю много, запоминаю мало.

В Кокнесе была один раз, тоже в жуткую жару. Сильно впечатлили местные красоты и само нынешнее место замка, у самой воды.

Вот в Алуксне и Гулбене никогда не была, к слову. А много чего красивого вижу из тех мест.
Вот так. Сами заразили меня краедедством - теперь расхлёбывайте :)))

А Алуксне и Гулбене можно включить в будущие планы.
только цифры
До 1683 года Глюк служил в Болдерае, в крепости Дюнамюнде, после был переведен в Алуксне, а лет через пять в Кукенойс...
К русским попал при осаде Алуксне (1704), Скавронскую получил в услужение вроде как в 1796 (?) году...
Re: только цифры
С цифрами там всё запутано.
Даже дата рождения Екатерины точно неизвестна, встречаются свидетельства о 1682, 3, 4 и даже 5 годе. Родители её или только отец скорее всего умерли в чуму 1684 г. Попала она к Глюку то ли в трёхлетнем возрасте, то ли в пятилетнем.
Что делать, стыдились тогда низкого происхождения, не открывали подробностей.
Мариенбург взят вместе с Катериной и Глюком 25.8.1702.
Спасибо, очень живописно, надо как-нибудь посетить.
Князь Н.И. Репнин в своих «отписках из Рижского похода» сообщал, как комендант крепости саксонский полковник Бозен эвакуировал город: «нарядные бомбы и ядра разные и пушечные да два маджера, которые лежали на берегу, сталкали в Двину … и в городе пушек с двадцать и больше зарядили ядра по три и по четыре и порохом насыпали как мочно ядра положить. А июля в 14 числе полковник Бозен … с солдатами со всеми из города пошел вон и в городе-де людей никаких не осталось. И в то число в городе пушки и всякий снаряд почало рвать и городовую каменную башню и стену и земляной раскат взорвало. … из Коканауза пошли они вон и тот город порохом подняли для того, что идут шведы, а держать им того города за малолюдством невозможно и подкоп под городом был у них сделан для случая неприятельского до сего времени за долго».
Неясно, о каком малолюдстве идёт речь. Саксонцы из-под Риги ушли в порядке, вполне могли бы выделить необходимые силы для гарнизона. Задержали и пощипали бы шведов. Августусбург пять месяцев продержался.